НЕОПОЗНАННЫЙ АФИКОМАН

Для тех, кто хочет узнать о праздновании еврейской Пасхи.

Евреи, из года в год празднуя Песах, сами того не зная, вспо­минают Того, Кто пришёл, и чьё Тело было «ломимо за них». Христиане, вспоминая смерть Иешуа, преломляют хлеб и сами того не знают, что участвуют в древней еврейской традиции.

«С четырнадцатого дня первого месяца, с вечера ешьте пресный хлеб до вечера двадцать первого дня того же месяца» (Исход /Шемот 12:18). Праздник Песах начинается с так называемого пасхального седера или на иврите «седер Песах» — с торжественной трапезы всей семьи. Даже те еврейские семьи, которые не ведут религиозный образ жизни и не следуют заповедям Божьим, собираются на седер Песах вокруг традиционного праздничного стола, чтобы отметить праздник.

Порядок этого вечера расписан до мельчайших подробностей. Чтобы исключить всякие недоразумения, пользуются при этом осо­бой печатной программой, называемой «Агада», которая содержит предписания по проведению вечера и трапезы и необходимые молит­вы.

Насколько я могу помнить, внешний вид этой «Агады» не изме­нился. Когда я нынче купил её в Израиле, я нашёл там, к моему удивлению, те же картинки, которыми я восхищался ребёнком более пятидесяти лет назад.

Будучи маленьким, я должен был выучить наизусть следующий вопрос на иврите: «Ма ништана ха-лайла ха-зе ми коль ха-лайлот?» — «Чем эта ночь отличается от всех ночей?». Один из детей должен был обратиться с этим вопросом к руководителю торжества, которым обычно является отец или дед. В ответ на это он рассказывает исто­рию исхода сынов израилевых из Египта. Это тоже было установле­но Богом: «Если спросит у тебя сын твой в последующее время, говоря: «что значат сии уставы, постановления и законы, которые заповедал вам Господь, Бог ваш?», то скажи сыну твоему: «рабами были мы у фараона в Египте; но Господь вывел нас из Египта рукою крепкою; и явил Господь знамения и чудеса великие и казни над Египтом, над фараоном и над всем домом его, пред глазами наши­ми, а нас вывел оттуда, чтобы ввести нас и дать нам землю, которую клялся отцам нашим дать нам. И заповедал нам Господь исполнять все постановления сии, чтобы мы боялись Господа, Бога нашего, дабы хорошо было нам во все дни, дабы сохранить нашу жизнь, как и теперь» (Второзаконие / Дварим 6:20-24). Что же было самым главным в указаниях, данных Богом Моше по проведению этой но­чи? Речь идёт о пасхальном агнце для седер Песаха, который дол­жен был быть без порока.

«В десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство. А если семейство так мало, что не съест агнца, то пусть возьмёт с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ; по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца Агнец у вас должен быть без порока мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец или от коз. И пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его всё собрание общества Израильского вечером. И пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на пере­кладине дверей в домах, где будут есть его» (Исход /Шемот 12:3-7).

Разве не трогательно видеть, как Господь позаботился о мельчай­ших деталях этой трапезы и как Он указал, что маленькие семьи должны разделить агнца по количеству имеющихся членов семьи, чтобы, действительно, каждый получил порцию мяса.

Эта торжественная трапеза и сегодня ещё празднуется евреями во всём мире со всеми установленными Господом подробностями. Имеется только одно исключение: у них нет пасхального агнца. В каждом еврейском доме мы находим на пасхальном столе рядом с мацой традиционное пасхальное блюдо с шестью различными про­дуктами, лежащими в определённом порядке, а именно:

зроа — жареное и тушёное мясо с костью (барашек или курица), символизирующую руку Господнюю, которой Он вывел евреев из Египта;

бейца — печёное яйцо, которое напоминает о жертвоприношениях в Храме на Песах;

марор — любая зелень с горькими листьями (хаса или цикорий) — в память гнёта и тяжёлого времени в Египте;

харосет — толчёные орехи, дольки картофеля, финики, изюм, вино, символизирующие тяжёлый труд по лепке кирпичей из глины в Египте;

карпас — зелень с грядки в качестве приправы или отварные овощи: картофель, морковь, редиска, петрушка сельдерей;

хазерет — это обычный хрен, только в тёртом виде.

Отдельно ставится посуда с солёной водой в память о слезах и водах Красного моря, которые евреи перешли по дороге из Египта в землю обетованную.

Агнца нет, но мы находим сегодня на пасхальном столе нечто близкое к Нему. Во время пасхального седера мы видим три мацы, половинка средней из которых имеет особое название – «афикоман». Я до сих пор не нашёл ни одного еврея, который мог бы мне объяснить изначальное значение этого слова и его этимологию. Всё, что я обычно получал в ответ, было: «Это название этой мацы», или «Это значит последний кусок». Если мы съедим хоть маленький кусочек афикомана, то не можем в этот седер более есть. Ни один спрошенный мною еврей не мог дать мне удовлетворительный перевод, так как тут речь идёт не о еврейском, а о греческом слове.

Средняя маца делится по ходу праздничной трапезы на две по­ловины, одна из которых съедается, а вторая прячется. Помню, что мы, дети, должны были «украсть» эту часть мацы. Это, конечно, всё было обговорено. Дед прятал мацу под своим креслом, один из детей незаметно подкрадывался и забирал её. Это почти во всех еврейских семьях происходит одинаково. Руководитель торжества должен в конце трапезы выкупить половину мацы (афикоман) у детей, так как она очень важна и необходима для завершения торжественной трапезы. После еды эта половина мацы достаётся из укрытия и раз­ламывается на маленькие кусочки. Каждый из присутствующих съедает кусочек в завершение всей трапезы. Самым странным в этой маце, вероятно, всё же является название «афикоман», так как это, как я уже говорил, греческое слово и означает – «Я пришёл».

«В первый же день опресночный приступили ученики к Иешуа и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе Пасху? Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: «Учитель говорит: время Моё близко, у тебя совершу пасху с учениками Моими»… И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая уче­никам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Моё» (Матфей 26:17-18 и 26). Таким образом, во время праздника Песах евреи, сами того не зная, исполняют последнюю просьбу Иешуа перед Его смертью, обращенную к Своим ученикам. Разломив мацу, Он дал её каждому и сказал: «Сие творите в Моё воспоминание» ( Коринфянам 11:24). Почему же три мацы, половина средней из которых станет афикоманом, в начале торжества седер Песаха лежат на столе, завёрнутые в салфетку? Я думаю, что эти три мацы символизируют триединство Бога, а средняя маца, «Афикоман» («Я пришёл») — Спасителя Иешуа ха-Машиаха: маца ломается — умирает Иешуа; она прячется — Его погребение; она опять достаётся — Его воскресение. Для евреев же это не означает ничего другого, как окончание их особой торжествен­ной трапезы — они Его ещё узнают!

Когда я однажды говорил об этом с моими еврейскими друзьями, они возразили, сказав, что якобы этот обычай — три мацы на Пасхальном столе — существовал уже задолго до времён Иешуа. Но это не так, потому что в Торе нет установления о том, что должно быть три мацы, и что среднюю надлежит разломить и разделить на всех.. Название «афикоман» мы также не находим в Торе. Как же тогда случилось, что афикоман стал столь важной составной частью при праздновании Песаха? Существующий сегодня порядок прове­дения торжества введён, разумеется, раввинами. Раби Гилель, один из выдающихся еврейских учителей, основатель и руководитель школы фарисеев, на которого ссылаются многие еврейские религиоз­ные традиции, был современником Иешуа ха-Машиаха. К моменту рождения Иешуа ему было приблизительно 70 лет.

По-моему, нынешний обычай наличия трёх кусков мацы, разламывание и разделение средней мацы (афикоман) символизирует то же хлебопреломление у христиан, Вечерю, которую заповедал Господь «тво­рить в Его воспоминание». Первые верующие в Иешуа были евреями и отмечали праздник Песах каждый год точно так же, как и другие евреи, вспоминая при этом о пасхальной трапезе, которая была у Господа с Его учениками. Так они по Его указанию включили в процесс трапезы символ «Тела Его, за них ломимое», и они делали это с тремя мацами, назвав среднюю «афикоман» — «Я пришёл». В течение 40 лет до разрушения Иерусалима этот обычай каким-то образом прокрался в порядок проведения пасхального праздника к евреям-иудеям и остался с тех пор важной частью еврейского тор­жества.. Это, действительно, поразительно, что евреи из года в год едят разломанную мацу – «афикоман», не зная, что этим они вспо­минают Того, Кто пришёл, и чьё Тело было «ломимо за них».

Во время седер Песаха читаются различные молитвы. Особенно примечательна одна, повторяющаяся несколько раз, которая гласит: «В этом году здесь, в будущем году в стране Израиля; в этом году -рабы, в будущем — свободные люди». Это говорят евреи из года в год уже столетиями на каждом пасхальном седере и выражают этим тоску своего народа по своей стране и надежду, что Бог возвратит их туда. В конце Агады жирно напечатаны чудеса в Египте: вывел нас из рабства на свободу, из скорби — к радости, из траура — к празднику, из тьмы — к великому свету, из порабоще­ния — к вызволению, и да провозгласим перед Ним новую песню. Аллилуя! Так читают и молятся евреи за пасхальным столом, но смысл этой новой песни в действительности ещё не исполнен. Они пока не выведены «из рабства на свободу, из скорби — к радости, из траура — к празднику, из тьмы — к великому свету, из порабощения  — к вызволению», поскольку ещё не признают великое спасение через Иешуа — пасхального Агнца.

Во время пасхального седера в каждом доме у пасхального стола стоит пустой стул, перед которым — стакан вина. После еды открывается дверь, и евреи ожидают пророка Илии — Элиягу, который воз­вестит им приход Мессии. Они ожидают Его в пасхальный вечер. Мы читаем в Агаде о том, как они молятся о приходе Элиягу: «Да пришлёт нам пророка Элиягу, блаженной памяти, который сообщит нам добрые вести о спасении и утешении». «Добрая весть о спасении» («Бэсорот товот иешуот»), что означает «Евангелие иешуа». «Благая Весть» на греческом языке – «Евангелие», а обозначение для «спасе­ния» — это «иешуа». Таким образом, в каждой еврейской семье за пасхальным столом имеется пустой стул, ибо ожидает она прихода пророка Элиягу, должного принести Благую Весть об Иешуа, их Спасителе. И они не знают, что «афикоман» означает «Я пришёл», и что они в состоянии уже сейчас участвовать в этом спасении, и что Элиягу уже однажды приходил, чтобы возвестить им приход Мес­сии и передать Благую Весть о спасении.

«Милосердный, да сподобимся мы дней мессианских и будущей вечной жизни. Он — башня спасения Царя Своего и оказывает ми­лость помазаннику Своему, Давиду, и потомству его вовеки. Тот, Кто водворяет мир в высотах Своих, да водворит мир среди нас и всех израильтян, и провозгласите Аминь!» Здесь мы прослеживаем связь праздника Песах с приходом Господа. Он умер в Песах. Он был ПАСХАЛЬНОЙ ЖЕРТВОЙ, принесённой Богом во имя спасения Своего народа — и в Песах Он, думаю, снова придёт. По традиции раввинов все великие события в истории народа Израиля произошли в праз­дничные пасхальные дни, как мы читаем об этом в Агаде и как цитируется в седер Песах: «Содомляне навлекли на себя гнев и были сожжены огнём в Песах.. Метлой прошёлся Ты по Моф и Ноф (провинции Египта) в Песах.. Всевышний дома «Первенца Своего Израиля» миновал по знаку крови жертвы Песаха, не дав губителю войти в двери домов наших в Песах.. Невидимая рука написала на стене о разрушении Вавилона в Песах. Эстер собрала свой народ для трёхдневного поста в Песах.. Твоя рука будет сильна, и Твоя десница высока, как в ту ночь, когда Ты освятил праздник Песах». Смерть Мессии на кресте Голгофы, естественно, не упоминается, хотя это для всего человечества было самым важным пасхальным событием.

Последняя молитва в Агаде: «В будущем году в отстроенном Иерусалиме» — уже сегодня исполнена для многих евреев. Господь, возвращая их в свою страну, подготавливает почву и для Своего возвращения. Иешуа, празднуя Свою последнюю пасхальную трапе­зу в Иерусалиме со Своими апостолами, учил так: «И когда они ели, Иисус взял хлеб и благословив переломил и, раздавая ученикам, сказал: примите, ядите: сие есть Тело Моё. И взяв чашу и благода­рив, подал им и сказал: пейте из неё все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего» (Матфей 26:26-29). Когда Он снова придёт, мы отпразднуем с ним этот праздник Памяти. Какой это будет чудесный день!

В Агаде, которую каждый еврей читает вечером на празднике Песах, есть раздел «Достаточно нам»(«даену»):

«Если бы Он вывел нас из Египта, но не судил бы их (египтян), с нас было бы достаточно.

Если бы Он совершил над ними суды, но не над их богами — с нас было бы достаточно.

Если бы Он судил их богов, но не умертвил бы их первенцев — с нас было бы достаточно.

Если бы Он умертвил их первенцев, но не передал бы нам их достояния, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он передал нам их достояние, но не рассёк бы перед нами море — с нас было бы достаточно.

Если бы Он рассёк перед нами море, но не провёл бы нас по нему, как по суше, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он провёл нас среди него, как по суше, но не пустил бы ко дну наших врагов, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он пустил ко дну наших врагов, но не удовлетворял бы наших нужд в пустыне сорок лет, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он удовлетворял наши нужды в пустыне сорок лет, но не питал бы нас манной небесной, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он питал нас манной небесной, но не дал бы нам Суббо­ты, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он дал нам Субботу, но не приблизил бы нас к горе Синай, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он приблизил нас к горе Синай, но не дал бы нам Тору, — с нас было бы достаточно.

Если бы он дал нам Тору, но не ввёл бы нас в страну Израиля, — с нас было бы достаточно.

Если бы Он ввёл нас в страну Израиля, но не соорудил бы для нас богоизбранного Храма, — с нас было бы достаточно».

Как многочисленны дары, которыми осыпал нас Всевышний!

Однако самое большое выражение любви Господа в Его высшем даре, но он ещё недоступен для глаз еврейского народа. Как же еврей должен узнать этот дар, если он не демонстрируется жизнью христиан? Разве можем мы, омытые кровью Иешуа, скрывать от евреев нашу любовь и пренебрегать наставлением Господа: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Иоанн 14:15).

Пауль Тейн



Комментарии:


Рекомендую

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста заполните недостающую часть равенства. *