Неисцеленные раны Холокоста

19 апреля День Катастрофы и героизма европейского еврейства, установлен в память о шести миллионах евреев, уничтоженных нацистами в период Второй мировой войны. В этот день по всему Израилю звучит траурная сирена. На две минуты прекращается всякая деятельность, останавливается транспорт. Люди замирают в почтительном и скорбном молчании. И молятся, чтобы это больше не повторилось никогда!

И сегодня в 10 утра весь Израиль сделал паузу. На фотографии пример того, как страна выглядит в минуту молчания. Все автомобили остановились на шоссе, водители и пассажиры вышли и встали возле них. «НИКОГДА НЕ ЗАБУДЬТЕ» на самом деле означает, что МЫ НЕ МОЖЕМ НИКОГДА ЗАБЫТЬ!

Я плачу сегодня вместе со всеми плачущими о родных и близких своих, погибших в Шоа. Плачу с народом моим — великая рана которого никак не исцелится и не забудется!

Так хочется обнять их крыльями самозабвенной любви, закрыть, скрыть, спрятать от тяжелых воспоминаний и горестных переживаний, приносящих боль и страдание, покрыть их головы покоем и безмятежностью. Но это может сделать только один Господь. «Утру всякую слезу с очей ваших!»

А я буду помнить, пока помнит народ мой! И забыть не смогу, пока его раны не исцелятся!

Памяти жертв Бабьего яра

Последнее, что видели они —

осина эта, как смычок дрожащий.

Тогда еще тонка — считала дни.

Считала судьбы… Это настоящий

был судный день. Но только шли не в Храм.

Услышать приговор брели к оврагам

скрипач Иосиф, кладовщик Аврам,

студентка Роза. Все нетвердым шагом

свершали восхождение свое,

под лай собак — не блеянье овечье,

не под шофара зов — сирен вытье.

И не талит, а страха груз на плечи

мужчины взяли. Женщины бледны,

ведут детей, подбадривая нежно:

«Еще немного, вот уже видны

забор, машины»… — (в голосе — надежда).

«Теперь пришли. Как много здесь людей…

сомнений нет, что нас спасут, мой милый.

Ты сын народа веры, иудей,

и Бог отцов поддержит наши силы»…

А шли они дорогой в никуда,

туда, где обрываются все нити,

где суд вершился дерзкий, без стыда,

с цинизмом и жестокостью в зените…

Не разобрать, какая кровь во мне

имеет превосходство над другими,

но знаю: на оврага черном дне

и я тогда могла остаться с ними.

А я жива. На краешке стою

той бездны, из которой не вернулись

мои родные, мой народ. Молю,

чтоб раны поскорее затянулись.

Не у земли — у плачущих сердец…

Осина сыплет серебром по склону.

И верю я: терновый их венец

Отец Небесный превратит в корону.

стихотворение Александры Лазаренко



Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста заполните недостающую часть равенства. *