Вокруг Святой Земли

Стихотворение Александры Обревко «Песнь восхождения» заняло первое место в международном межконфессиональном поэтическом конкурсе «Мой Иерусалим», организованном информационным агентством AlfaPRESS. Александра получила главный приз конкурса — поездку в Иерусалим.

Возрадовался я, когда сказали мне:
«пойдем в дом Господень»…

Этими словами начинается песнь восхождения Давида, записанная в 121 Псалме. Вдохновенные строки псалмопевца стали и моим гимном этой весной.
Господь по благодати Своей подарил мне чудо – увидеть Землю Обетованную! Было много радости и благодарственных молитв, и сначала даже не верилось, что такое могло случиться.

Но это был не сон, — Бог ответил на молитву веры, и во мне снова и снова звучала моя благодарственная Песнь восхождения:

Я поднимаюсь в Иерусалим,
как восхожу к престолу благодати,
и в круг отцовских ласковых объятий
вдруг попадаю, встреченная им.
От мягкой охры стен его светло,
а небо от молитв синей и выше.
Я верю, что оно молитвы слышит
и дождь дает, чтоб все вокруг цвело.
Припав к Стене, шепчу: «Шалỳ шалòм
Ерушалàим». Сквозь камней громаду
вдруг вижу Храм, притвор и колоннаду,
что Храм прикрыла бережным крылом.
И взгляды всех обращены к нему:
Там Слава, за завесой пребывая,
дает надежду обретенья рая,
свободу тем, кто у греха в плену.
Дороги все ведут отнюдь не в Рим,
а сходятся в Земле Обетований.
В благословенье поднимает длани
святой и вечный Иерусалим.

Когда Библия описывает путь какого-то персонажа в Иерусалим или в Израиль, она использует древнееврейское слово «алия» — «восхождение». И наоборот, когда кто-то покидает пределы страны, то спускается – это «ерида» («спуск»). Путешествие в Святую Землю всегда несет духовный опыт возрождения и возвращения к истокам веры.

Я помню, что за пару дней до полета сказала, что поверю в реальность поездки, наверное, только тогда, когда окажусь в кресле
самолета. Но даже и тогда, в самолете, мне снова не верилось, что все это происходит со мною…

И сердце начинает трепетать:
осталось пять минут до Ханаана…
Колышет море перышки тумана,
сквозь облаков столпившуюся рать
на свет летим, на яркий серп вдали
мерцающего мирно побережья.
К нему на кораблях стремились прежде
иль в караванах по пустыне шли,
а мы на крыльях, с лишним два часа.
Нас нес к Себе Господь на них, и вскоре,
мы видим огоньков веселых море,
как жемчуг и монетки в волосах.
«Шалом, друзья. Мы в Эрец Исраэль!» —
Так капитан приветствует туристов.
А за крылом сияет золотисто
прекраснейшая среди всех земель.
Слова его на языке святом
во мне творят неведомое чувство,
и взлетное-посадочное русло
плывет от слез размашистым мазком.
Мы приземлились в аэропорту Тель-Авива имени Давида Бен-Гуриона около двух часов ночи. Этот аэропорт можно назвать городом в городе: его размеры и количество обслуживаемых пассажиров огромны (недаром он входит в десятку лучших в мире и признан самым безопасным в отношении защиты от терроризма). …Аэропорт жил своей особой жизнью встреч и разлук даже ночью.

Большая мезуза

…Мы ехали по ночной трассе на север страны, изредка встречая другие машины. Меня очень впечатлила дорога: ровная и будто только что «застеленная»; высокие фонари освещают весь путь, даже вне населенных пунктов, посреди природы; дорожная разметка четкая и постоянно обновляется, на опасных участках шоссе как путеводные огоньки светятся световозвращатели. Сплошное удовольствие для водителя! Я еще не раз восхищалась местными серпантинами и водителями-профессионалами, особенно на узких, крутых и извилистых городских улицах.
Поодаль ночными огнями мерцали селения, как сверкают сокровища, обнаруженные под крышкой сундука, освещенные пламенем свечи.
Так начался наш первый день пребывания в Обетованной Земле.

День первый. Сокровища Акры

Отдохнув после ночного путешествия, мы с мужем решили вдвоем съездить в близлежащий древний город Акко (Акра). Он распложен в заливе Хайфы, и с его побережья видна гора Кармель (Кармил в русской Библии).
Этому городу более 4000 лет. Находясь на пересечении важных торговых путей, Акко всегда был в центре различных событий истории, сменив множество имен и властителей из разных государств и эпох. Оставили свой след в истории Акко
египтяне, финикийцы, ассирийцы, персы, иудеи, самаритяне, римляне, греки, арабы, крестоносцы, турки, французы, англичане, — как и в истории практически каждого города Святой Земли.
Этот древний город достался в удел колену Асира, и упоминается в Библии всего несколько раз: в книге Судей 1:31: «И Асир не изгнал жителей Акко и жителей Сидона и Ахлава…» и книге Маккавеев. Под греческим названием Птолемиада он упоминается апостолом Павлом в книге Деяний 21:7: «Мы же, совершив плавание, прибыли из Тира в Птолемаиду, где, приветствовав братьев, пробыли у них один день». Наибольшего расцвета достиг Акко в период крестовых походов, ставший столицей Иерусалимского королевства. Крестоносцы превратили город в настоящую крепость, обнеся его сложной фортификационной системой.
…На удобном и почти бесшумном поезде, скорее похожем на наземное метро, от Хайфы до Акко полчаса езды. От вокзала до старого города недалеко – полчаса пешком.

На подступах к морю, перед старым городом нас встретили крепостные валы и рвы, поросшие травой и кустарником.
Вдоль дороги растут смоквы (инжир) …
Вдоль дороги растут смоквы (инжир) …
… и огромные агавы (родственники алоэ).
Из трещин крепостных стен тянутся к солнцу какие-то кустистые растения.
И вот, миновав древние крепостные ворота, мы идем по извилистым улочкам древнего портового города.
Известняковые стены старых домов, испещренные временем кирпичи галерей, причудливые подворотни и крутые лесенки, — все создает особый колорит восточного города.
Наше внимание привлек зеленый купол мечети Аль-Джаззар (Белой Мечети). Это одна из самых больших и красивых мечетей Израиля, особо почитаемая мусульманами. Смешение множества стилей в городе напоминает о прежних его владыках.

Одно из самых интересных мест в нем (по крайней мере, для многих туристов и нас в том числе) – это гавань и цитадель. На море в этот день разыгрался шторм, и из-за хамсина – жаркого ветра, дующего с пустыни, в небе клубились мельчайшие частички пыли. Это особенно было заметно над водой, и побережье Хайфы было едва видно. Бушующая стихия помогла нам мысленно перенестись в библейские времена и понять, что могли чувствовать во время шторма Иона и Павел, путешествуя по волнам. Гавань жила своей яркой жизнью даже во время шторма, хотя людей было немного.

В бухточке гавани, отгороженной от открытого моря, пришвартовались небольшие яхты и моторные лодки. Мачты их раскачивались и словно смычки рвались ввысь, а цепи слегка побрякивали.
Соленые брызги и мельчайшие капельки воды, переносимые порывами ветра, пропитывали воздух особым морским запахом, и аромат (именно аромат) жареной рыбы, еще недавно плававшей в море, возбуждал аппетит.
Посмотреть этот шедевр восточного зодчества изнутри мы не успели. Нехотя покидая особый мир древнего порта, мы решили пройтись по близлежащим старым кварталам.
Переведя взгляд левее, я увидела, как арабский юноша ведет под уздцы молодого невысокого коня, почти жеребенка, покорно шагающего по мостовой. Они прошествовали перед нами, как по театральным подмосткам, и скрылись за углом.

Как мы поняли во время прогулки, в этой части города живут арабы, и повсюду мы видели их мальчишек, играющих и периодически пристающих к забредшим сюда туристам.
Но больше всего мне запомнилась одна картина, вернее совокупность ее осколков, составивших единое целое, поразившее своей реальностью. Эти сцены, сложившие картину, накладываясь одна на другую, менялись в считанные секунды.
Петляя по улицам в лучах заходящего солнца, мы вышли на небольшую площадь – вернее пересечение нескольких переулков, диаметром метров 10. Перед нами в пыли играли мальчишки лет 7 – очевидно, в «войнушки», чумазые и веселые. Невдалеке под навесом уже закрытого магазинчика сидели мужчины – их родственники, — отдыхая после дневных забот. Заигравшись, дети подбежали к нам, весело размахивая палками и демонстрируя свою доблесть. Взрослые неодобрительно зашикали на мальчишек, и они послушно куда-то убежали.
Переведя взгляд левее, я увидела, как арабский юноша ведет под уздцы молодого невысокого коня, почти жеребенка, покорно шагающего по мостовой. Они прошествовали перед нами, как по театральным подмосткам, и скрылись за углом.

По старым улочкам
Из-за непогоды сумерки начались раньше, и мы, немного покружив по лабиринту переплетенных улиц, вышли за крепостные стены Старого города.

Акко всего лишь приоткрыл нам один из волшебных своих ларцов, — мы увидели только малую частицу этого города. Нескольких часов оказалось очень мало, и хотелось остаться здесь дольше. Но нам нужно было возвращаться в Хайфу.

Теперь мы знали, что обязательно вернемся сюда еще раз, чтобы увидеть все «сокровища Акры». Этот город увлек нас в водоворот Востока, который, (в чем мы снова и снова убеждались), — дело, действительно, очень тонкое!
Александра Обревко
Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста заполните недостающую часть равенства. *