Иди и смотри (продолжение)

Продолжение статьи. Начало по ссылке>>

Так почему же Церковь (ее новая формация) натравила на еврейское христианство всю мощь своей идеологической машины (философии), а в последствие и "боевую машину пехоты"? Риму, а под этим нужно понимать мощнейшую систему мировоззрения, политики, армии и пр., неугодно было возникновение альтернативной религиозной системы, которая покушалась на стабильность самых оснований этой системы, а именно – религиозное воззрение граждан. Сила распространения христианства I-II вв. была необъяснима и неконтролируема. Переписка римских граждан свидетельствует о том, что всякий христианин воспринимался как принявший именно иудейскую религию: христиане назывались саббатистами, а Бог – Бог-субботник. Для Рима подобное социальное движение представляло реальную угрозу. В данном случае христианская вера, в отличие от других религий и верований, меняла социальный статус римского гражданина, а именно – отрицалась божественность императора, со всеми вытекающими последствиями. Христианство порождало новый антигосударственный слой населения, что никак не входило в планы империи. И даже миролюбивый характер христианских взглядов и первых общин не служил оправданием их существования в культуре жаждущей хлеба, зрелищ, власти и сласти. Первые попытки физического преследования зарождающейся церкви привели к обратному эффекту – усилению движения христиан, в которых Рим по-прежнему видел иудейскую религию.

И тогда со II в. на сцене появляются апологеты. По странному стечению обстоятельств эта философско-христианская активность проявляется наиболее активно сразу после окончания войны с Бар Кохбой в 135 г. Видимо римляне были достаточно озабочены проблемами, вызванными этой нелегкой для них пятилетней войной. Но при внимательном изучении работ первых апологетов сразу бросается в глаза принципиально иной подход к пониманию Бога и Его присутствия в этом мире. Вместе с приданием евреям нового маргинального статуса апологеты заложили основание для развития всего будущего западного богословия, т.е.: смесь языческой философии с определенными иудейскими описаниями Творца, а если быть еще точнее, они присвоили старые философские значения библейской терминологии. В первый ряд были поставлены именно некие абстрактные представления о Боге и внешнее поведение человека. Были проведены параллели между схожими понятиями христиан и философии: так например и возникло ничего в себе не содержащее понятие "предвечного логоса" взамен еврейской воплотившейся Торы13. Важным стало, во что ты веришь (в значении: признаешь, исповедуешь), а не как. Список доктрин заменил столь присущий иудейскому народу образ праведной жизни. Подобный подход к вопросу веры выпустил наружу самые темные стороны человеческой души, которые были оформлены в благопристойные формы церковного храмового служения, церковной иерархии и стандартов повседневного благочиния. Этот коктейль языческих представлений с приправой истины с разными вкусовыми оттенками подается всему человечеству до сегодняшнего дня.

idi_i_smotri03

Говоря о доктринальной природе современного христианского богословия, нужно упомянуть о его корнях. Как известно, первые философы Плутарх, Платон, Аристотель изучали мир методом систематизации явлений природы и жизни человека. Системность, энциклопедичность, тяга к алгоритмичности и однозначности – характерные признаки западного мышления. Западные библиотеки заполнялись в первую очередь энциклопедическими изданиями. Сама система университетского образования основана на делении знаний по Аристотелю и Платону14. Только древние философы говорили об обязательном освоении всех разделов знаний, без которых человек не мог считаться гражданином общества, т.е. был неполноценным, а современное образование направлено на обучение человека узким специальностям. А поскольку философия тихой сапой15 проникла во святое святых, то и духовным явлениям иудео-христианского окружения был присвоен ранг теологических знаний, которые в свою очередь были соответствующим образом систематизированы, научно оправданы и представлены как достойный предмет научного осмысления. Университетская система стала золотой клеткой для всех устремлений предвечного Духа.

Кто хоть немного знаком с иудейским мировоззрением, тот прекрасно знает, что иудаизм избегает вопросов с однозначным ответом. Не в том смысле, что нет ничего определенного, но в том смысле, чтобы всегда оставалось место для дальнейшего размышления. Само это мировоззрение трудно понять, пока не задумаешься о том, как может мыслить человек, если каждый день в жизни его народа Бог проявлял себя естественным и чудесным образом более 3000 лет подряд. Сам язык иврит отличается от всех европейских логико-суффиксальных языков, и каждая буква несет в себе свой особенный смысл (буквы являются смыслообразующими). Какую пользу простой человек может извлечь из знания, что иврит – это язык семитской группы, ханаанской подгруппы?

В этом языке есть много несопоставимого с европейскими. Кроме того, именно древний (или по-научному, мертвый) иврит положен в основу современного разговорного, а древний иврит, не смотря на фонетическую редукцию16, активно используется в религиозных практиках и в повседневности. В европейских языках слова со словарной пометкой "архаично, устаревшее" не рекомендованы к повседневному использованию или просто выдают в человеке уровень его "недообразованности". Мертвые языки – это удел специалистов, а не народа, а с ивритом – все наоборот.

Одной из самых каверзных для всех народов земли является проблема существования евреев на земле. Они по-прежнему остаются ненавистными для всех народов (в современном оформлении это выражается толерантным молчанием) по простой причине – именно с ними Всевышний не просто заключил завет, но и отделил их от всего остального населения земли (см. Быт. 12). Их статус особенный: "между народами не числится" (Чис. 23,9) до сего дня. И как-то странно выглядят те, кто настаивает на своей принадлежности к небесному царству, но не в состоянии объяснить основу основ – природу Божьего избрания Израиля. Евреи всегда останутся костью в горле для тех, кто присвоил себе небесное жительство "даром, по благодати", но не готов платить (или скажем более корректно — оправдывать) свое спасение. Признать, что кто-то еще имеет привилегированный статус, новосинтезированные христиане не готовы. Вместо этого западные христиане придумали идею нового Бога в Новом Завете и объяснили все с помощью "нового" богословия! А Бог, не смотря на такие кульбиты человеческого разума, так и остается единым и единственным как в Новом, так и в Ветхом Завете.

idi_i_smotri04

Не маловажен также в нашей истории и следующий факт. Уже на VI Вселенском соборе в собрании церковных глав пустуют ложа александрийского и иерусалимского патриархов (последний, понятно, уже не являлся представителем семитского народа17). Причиной их отсутствия стало исчезновение христианства на данных территориях после первой волны арабских завоеваний под знаменем новоиспеченной религии ислама. Церковь столкнулась с новой проблемой, сопровождавшей ее на протяжении всего ее дальнейшего существования. Избавившись от еврейского присутствия к III в., церковная история заполнилась событиями, сюжет которых может и сегодня сделать бестселлером любой авантюрный роман. Политика, передел власти, построение вертикали власти и законодательства, интриги и заговоры, подкупы, шантаж и потакательство грехам (смягчим здесь терминологию) – стали историческим фактом. Было все, что угодно, кроме основной миссии благовестия и благочестия. Как некий протест против процветающей деградации, развитие монашества своеобразным способом компенсировало недостаток духовности. Прожив всего четыре века без семитского присутствия, церковь изменилась до неузнаваемости. Но если она не хотела добровольно согласиться с Божьим статусом привитой лозы и мирно соседствовать с монотеистичским иудаизмом, то теперь другая семитская группа стала принуждать всех согласных и несогласных верить в единого бога, но под своим зеленым знаменем. В качестве аргумента применялось уже не Писание, а оружие. Полностью погрузившись в свои внутренние проблемы, церковь забыла уроки Израильского народа и не прислушалась к пророческому голосу древних мудрецов: только Иаков (он же Израиль) способен сдерживать своего непоседливого, грубого и несколько нервного брата18. Чтобы был мир, Иаков должен быть в силе, а никак не в изгнании (согласно Писанию, даже кости его должны быть обязательно в земле его праотцов). Историческая неизбежность агрессивного соседа в последующие 1000 лет привела к многочисленным войнам, а с ними – к политическому и религиозному переделу всего мира. Именно эти потрясения в определенной степени очищали церковь от плевел, но не изменили отношение к еврейскому народу в целом.

В XVI в. идеи Лютера взорвали теологическую мысль своим "новаторством". Да, Лютер нарушил важное табу – не давать знания простому человеку, но как он поступил с остальным учением? Почему именно Лютер был любимым теологом гитлеровского режима? Потому что он дал теологию, в которой обозначил пути решения самой главной проблемы всего человечества – жизнь евреев. Гитлер любил повторять, что именно Лютер зажег для нас расцвет новой эпохи, в которой нет места евреям19. Но насколько эти идеи действительно были новыми? Вот цитата одного современного исследователя:

"Реформатор обычно вырабатывал концепцию с помощью Священного Писания, а потом толковал и переводил его так, чтобы оно соответствовало этой его концепции"20.

Еще до того, как прибить свои 95 тезисов к воротам Виттенбергского собора, Лютер написал книгу "Послание к Римлянам", которая и сегодня является отличным учебным пособием по антисемитизму в церкви. Например, его комментарий на Рим 11,28:

"Слово “враги” следует рассматривать здесь в пассивном смысле; то есть они заслуживают ненависти и Бог ненавидит их, и по этой причине так же поступают Апостол и все люди Божьи"21.

idi_i_smotri05

Ненависть к евреям определила во многом само богословие Лютера. Но церковь, особенно ее протестантская ветвь, использует его теологию и для катехизации, и для научных исследований. Понимают ли современные служители, когда они учат свои паствы принципу sola fide (только вера), что этот принцип лежит в основании "теологии Холокоста"22 и за ним неразрывно следует идеология противопоставления веры делам и утверждение пропасти между Ветхим и Новым Заветами, т.е. между Израилем и Церковью? Само утверждение исключительности какого-либо принципа в методах познания – это нарушение и научной методологии, и собственно библейской герменевтики, будь то solа fide, sola scriptura или sola gratia23. И уж тем более такое понимание чуждо иудейскому мировоззрению. При этом игнорируется простой факт, что пути спасения любого человека неповторимы, и, более того, являются тайной Божьей. За всей этой теологической казуистикой совсем не видно (а может и специально скрываются) факты того, как жестоко казнили евангельских верующих24 по приказу Лютера (речь идет не о тысячах, а о десятках тысяч убиенных); как он и в старости не чурался костров сжигаемых ведьм – в своей душе он оставался до конца "добрым католиком" со всеми вытекающими на то время последствиями. Преемники идей Лютера проигнорировали и его последнюю волю: не называть никаких движений его именем25. Не зря, наверное, Господь допустил это нарушение воли умирающего, чтобы именно его имя в дальнейшей истории Церкви так и осталось источником его антисемитского учения26.

И чему тогда удивляться?! На самом деле просто нет никакого желания приводить примеры антисемитизма в теологии многих видных церковных авторитетов, чьи имена и ключевые слова их учения постоянно произносятся в храмах и собраниях современных христиан. И это НЕ случайность, а систематически проработанное учение, оказывающее влияние на миллиарды людей по всему миру.

Почему же церковь не желает сегодня решать этот самый важный теологический вопрос?

1 – ветхая природа или природа первого Адама в нас – это источник сопротивления Божьему действию вообще, и избранию Израильского народа в частности;

2 – ветхая природа – причина ненависти к евреям;

3 – неприятие Израиля — признак плотского (т.е. богопротивного) действия в верующих;

4 – кто сумеет для себя решить этот вопрос (победить ветхую природу), тот испытает ни с чем несравнимые откровения в понимании Священного Писания.

В этой логической цепочке только один пункт требует прилагать усилия. Но он требует отказа от своей значимости, от своих заслуг и первенства. Кто же готов предпринять такой шаг? Отдельные люди – да, система же – нет.

Израиль и сегодня имеет важнейшее значение для Церкви. Он как лакмусовая бумажка: по реакции на него многое можно сказать. Израиль и сегодня имеет статус избранного Богом народа, и никто этого призвания не отменял 27. Да, Израиль не сядет вместе с Церковью за один стол, потому что его задача сегодня – не принимать Евангелие, чтобы спасение действовало в других народах. Но ненавидеть того, чье отвержение (и сегодня) является составляющей моего спасения – это действительно безумие. Отдельной темой для разговора является духовное наследие иудаизма, поскольку это – бездонный колодец духовного опыта и осмысления действий Всевышнего в этом мире.

idi_i_smotri06

Является ли такой взгляд на историю еще одним "перегибом" или просто субъективной приверженностью, решать читателю. Но если мне удалось показать иной исторический ракурс и приподнять завесу с тщательно охраняемой тайны – начните смотреть правильно. Прежде всего, нужно увидеть, что Новый Завет, являясь чисто еврейским Писанием, представляет собой объяснения Ветхого Завета28 и его исполнение через жизнь, смерть и воскресение Иисуса Христа и осуществление Божьего замысла в языческих народах через Церковь29; что Бог Ветхого Завета – этот тот самый Отец, о котором свидетельствовал Иисус; что единство Отца и Сына не подразумевает никаких противоречий между Заветами30 и будущее невозможно без прошлого; что Бог только один. Будем ли мы и дальше восстанавливать преграду, для разрушения которой Сын Божий претерпел Голгофу? Внимательно вдумайтесь в слова ап. Павла (Еф. 2,14-18): Израиль имел и имеет доступ к Отцу в том же Духе (ст.18)! Сможем ли мы принять значение благодати как расширение присутствия Бога в народах, а не как абстрактное состояние души или необъяснимое, но спасающее действие Бога (т.е. принять на веру)?

Готовы ли мы прекратить пустые споры о различии между верой и знанием и, наконец, признать, что знание и вера взаимообусловлены, а не противопоставлены друг другу?

Большинство споров в христианстве – искусственное явление, основанное на механизме моделирования и абсолютизации31. Подобная методология заимствована из философского/научного аппарата, но на сколько эта практика оправдана для применения в области духовных знаний, где человек должен понимать и применять откровение Бога, данное ему свыше и где, в конечном счете, речь идет о жизни и смерти? Можно ли вообще сделать предметом научного изучения слово, которое органически связано с естеством Божества и рассматривать Его слово отдельно от Него самого? Думается, методы познания Божьего слова определены самим Творцом и изначально (читай, опыт еврейского народа) выглядели совсем иначе. Мы не против науки как таковой, но духовное нужно соотносить с духовным. Поскольку это откровение особенное, то и отношение к нему должно быть особенным, также и методы.

Иди и смотри: не бойся идти; иди, чтобы увидеть; увидев, прими правильное решение! "Где твой брат?" — вот главный и актуальный вопрос Бога к человеческому роду.

Любые знания должны приводить человека к внутреннему совершенству по стандарту Всевышнего, а не к взаимному презрению, уничижению и истреблению. Пока Бог придерживает ногой дверь спасения для языческих народов, важно помнить, что нельзя стать наследником грядущего мира Мессии через революции и войны, но только идя путем небесного первопроходца — Сына Божия, Иешуа.

Автор Алексей Опалев

Продолжение статьи. Начало по ссылке>>

Иди и смотри (продолжение): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста заполните недостающую часть равенства. *