ВЗЯТКА ЗА МОЛЧАНИЕ

Как все было? О воскресении Иешуа без лишних слов, эмоций, не игнорируя исторических данных, следуя Писанию.

«Верую, ибо это невозможно!»; «И Сын Божий умер: это бесспорно, ибо нелепо. И погребённый воскрес: это несомненно, ибо невозможно!» Тертуллиан

Ибо Ты не oставишь души моей в аде и не дашь святому Своему увидеть тление. Псалом 15:10

Сказал ГОСПОДЬ Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих  подножии ног Твоих. Псалом 109:1

В субботу делегация от синедриона пришла к Пилату со странной просьбой (Матф. 27:62-64): Господин! Мы вспомнили, что обманщик тот еще будучи в живых, сказал: «После трех дней воскресну». Итак, прикажи охранять гроб до третьего дня, чтоб ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: «Воскрес из мертвых»; и будет последний обман хуже первого.

«… они отказывались принять во внимание даже саму возможность того,  что Иешуа действительно воскрес из мертвых.  Они отчаянно ломали  голову,   чтобы   найти  способ  ограничить влияние столь впечатляющего свидетельства очевид­цев   на  легковерные  массы…»

Вознесение. Рафаэль

По крайней мере, в двух случаях Иешуа говорил с членами Синедриона о своей смерти и воскресении на третий день. Первым было знаменитое заявление: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» которое позже первосвященники превратно истолко­вали как угрозу настоящему храму. Второе по­следовало за заявлением книжников, что Иешуа совершает чудеса с помощью волшебства. Когда они потребовали чуда в подтверждение противного, Иешуа ответил: «Как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Матф. 12:40). В дополнение к этому они могли слышать от простого народа о том, что Иешуа делал такие предсказания, может, даже от самого Иуды, его предателя.

В отличие от учеников, которые никогда не считали, что предсказания Иешуа нужно рассматривать в буквальном смысле, враги Иешуа не могли себе позволить быть беспечными по этому поводу. Они должны были быть абсолютно уверенными в том, что Иешуа остался в гробу. Отдавая себе отчет в том, что воскресение — это третий день после Его смерти, эти люди были готовы нарушить субботу только для того, чтобы удостове­риться, что никакого дальнейшего обмана не произойдет.

Пилат цинично согласился на их прошение и приказал расположить отряд римских воинов, чтобы охранять гробницу (Матф. 27:65-66). Отряд стражников, вероятно, состоял из восьми солдат, все они были вооружены и очень бдительны, поскольку наказанием за невыполнение поставленной задачи была смерть. Для большей безопасности камень, прикрывавший вход в гробницу, был опечатан печатью правителя. Таким образом, была бы раскрыта не только любая попытка  сдвинуть   камень, но и любой человек, предпринявший эту попытку, подлежал бы наказанию по Римскому закону.

После принятия всех этих мер предосторожности синедрион удовлетворился тем, что гроб был в сохранности. В отличии от них, ученикам даже мысль в голову не приходила о том, что Иешуа может каким-то образом исчезнуть из гроба. С момента ареста в саду эти люди были исполнены страха и замешательства. Два ученика, которые рано утром в воскресение оставили Иерусалим, выразили свое разочарование: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля» (Лук. 24:21).

Большинство учеников разбежались и попрятались, опасаясь ареста. Их беспокойство по этому поводу, конечно же, не исчезло после поспешного суда над Иешуа и его жестокой казни, которую они наблюдали на расстоянии. Только мать Иешуа, Его ученик Иоанн и две женщины последовательницы посмели приб­лизиться к кресту. Сразу после смерти Иешуа ученики поспешно удалились в верхнюю или какую-то иную комнату в городе, крепко заперев за собой дверь на засов из страха перед властями. Ученики не испытывали никаких иллюзий относительно окон­чательности смерти Иешуа, и меньше всего им хотелось еще больше усложнять свое положение.

Рано утром в воскресение, пока мужчины прятались, женщины две из которых присутствовали при погребении, пришли к гробу, чтобы отдать последний долг уважения. Не зная о том, что Пилат распорядился об опечатывании гробницы, они принесли с собой благовония, чтобы умастить Его тело. Единственный вопрос волновал их: кто отвалит огромный камень, закрывающий вход в гроб?

Они даже не догадывались, что этот вопрос уже решен. Потому что незадолго до их прихода произошло большое землетрясение, когда ангел Господний сошел с небес и отвалил камень (Матф. 28:1-4). Ужас сковал солдат, когда они увидели, что ангел, сияющий, как молния, сел на камень. Арестовать ангела — это последняя мысль, которая пришла бы им в голову. Поэтому, как только к ним вернулась способность двигаться, они во весь дух побежали в город.

Мириам из Магдалы, которая опередила других женщин, пришла к гробнице перед восходом солнца. И солдаты, и ангел уже исчезли (Иоан. 20:1-2). Увидев открытый гроб, она сразу пришла к выводу, что кто-то забрал тело, и побежала назад, чтобы рассказать ученикам об осквернении гробницы. На своем пути она встретила других женщин и в спешке что-то крикнула им. Они побежали к гробу, чтобы самим убедиться, и в лучах восходящего солнца увидели, что камень был отвален.

Вдруг они увидели ангела, отвалившего камень, и другого рядом с ним. Ангел обратился к испуганным женщинам, которые в трепете пали на свои лица:

«Не бойтесь, ибо знаю, что вы ищите Иешуа рас­пятого; Его нет здесь: Он воскрес, как сказал. Пойдите, посмотрите на место, где лежал Господь. И пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых» (Матф. 28:5-7).

Все еще не веря своим глазам, женщины побежали в город. К тому времени Мириам уже прибыла на место и из последних сил выговорила: «Унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его!» (Иоан. 20:2). Затем и другие женщины рассказали все, что видели и слышали, но ученики посчитали их слова истеричной болтовней.

Однако двое из учеников, Симон Кифа и Иоанн, побежали к гробнице, чтобы своими глазами увидеть, действительно ли там все так, как описали женщины (Иоан. 29:3-10). Ангелов видно не было, но когда Кифа вошел в гробницу, то увидел, что погребальные пелены лежали  аккуратно  сложенными на плите. Зашел Иоанн и сразу пришел к выводу, что никакой грабитель не стал бы сначала освобождать тело от пелен, и уж, конечно, не тратил бы время на то, чтобы складывать их там, где нашел. Все еще не понимая обещанного Иешуа,  он  вынужден  был   задаться вопросом:    могло   ли   так   случиться,   что   эти «истеричные женщины» сказали правду?

К этому времени Мириам из Магдалы вернулась к гробнице, где оставалась, даже когда Иоанн и Кифа прибежали (Иоан. 20:11-18). В своей глубокой печали она не обратила внимания на двух ангелов, которые старались утешить ее. Затем ей явился сам Иешуа, но она приняла его за садовника и спросила: «Господин! Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его». Когда Иешуа назвал ее по имени, у нее вдруг открылись глаза, и она узнала его. «Равви!» — воскликнула Мириам и припала к его ногам.

Нежно, но твердо Иешуа сказал: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и к Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему». Мириам с неохотой отпустила Иешуа и побежала, чтобы  объявить  ученикам:   «Я  видела  Господа!» Однако ученики не хотели верить, даже когда и другие женщины говорили им то же.

В это время некоторые из солдат, кому была поручена охрана гроба, вошли в город. Но вместо того, чтобы доложить своему командиру, они отправились прямо к первосвященникам (Матф. 28:11-15). Когда солдаты рассказывали о землетрясении, ангелах и открытом гробе, первосвященников охватывало все большее и большее беспокойство. Они отказывались принять во внимание даже саму возможность того,  что Иешуа действительно воскрес из мертвых.  Они отчаянно ломали  голову,   чтобы   найти  способ  ограничить влияние столь впечатляющего свидетельства очевид­цев на легковерные массы; что сделать, чтобы предотвратить воскресение мессианского движения Иешуа?

Они поняли, что смогут воспользоваться страхом солдат перед наказанием для того, чтобы нейтра­лизовать силу всего происшедшего. К удовольствию солдат,   первосвященники не только пообещали выручить их из неприятностей, но и дали им большие взятки, при условии, что стражи будут рассказывать, будто ученики украли тело Иешуа, пока они спали. Такое впечатление, что пыл первосвященников помрачил их мышление, потому что, как «спящие» солдаты могли знать, кто пришел и украл тело? Но напуганные солдаты не возражали против небольшой логической непоследовательности. Взвесив альтер­нативы, они только рады были согласиться.

В тот же день Иешуа явился Симону Кифе и двум другим своим ученикам, которые тем утром от­правились из Иерусалима в Эммаус. Вечером собрались одиннадцать и другие ученики, кроме Фомы (Лук. 24:36-43; Иоан. 20:19-25). В то время, когда они обсуждали сообщение пришедших из Эммауса, в закрытой на засов комнате, где проходил разговор, появился Иешуа.

Ученики в страхе отпрянули! Они были убеждены, что видят призрак, и никак не могли понять реального воскрешения мертвого тела Иешуа. Тогда Иешуа сказал им: «Что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это — Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня».

Иешуа показал им раны на руках, на ногах и в боку, но они все еще не приближались к нему. Они испытывали смешанные чувства. Тогда Иешуа попросил у них какую-нибудь пищу. Когда ученики подали ему кусок жареной рыбы, он съел его перед ними. Постепенно они начинали понимать истину происходящего, теперь они откликнулись с безудержной радостью. Иешуа действительно воскрес из мертвых!

Фома пришел уже после того, как Иешуа оставил их. Встреченный радостными восклицаниями: «Это правда!» «Иешуа действительно воскрес!» он скеп­тически заявил: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста своего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Иоан. 20:25).

Неделю спустя Фоме представилась эта возможность, потому что на этот раз он был вместе с другими учениками в запертой комнате, когда явился Иешуа (Иоан. 20:26-31). Обратившись к Фоме, Иешуа сказал: «Подай перст свой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но будь верующим». Фома упал на колени и исповедал свою веру, воскликнув: «Господь мой и Бог мой!»

В течение сорока дней Иешуа неоднократно являлся своим последователям: отдельным людям, малым группам и даже пятистам человекам одновременно; показывая снова и снова, что Он воскрес из гроба в теле. Факт Его воскресения превыше всех разумных сомнений, т.к. воскресение Иешуа было главным доказательством того, что он Мессия, Сын Божий. Таким образом Бог доказал праведность Иешуа и обосновал Его жертвенную смерть.

После первого явления в Иерусалиме Иешуа встретил своих учеников в Галилее и наставил их во всем (Матф. 28:16-20; Иоан. 21:1-25). Наконец, их умы раскрылись для понимания того, что предсказывалось в   еврейских   Священных  Писаниях  относительно смерти и воскресения Мессии. Теперь Иешуа открыл им, что возносится в небеса. Там Он будет сидеть по правую руку от своего Отца до того дня, когда, как предсказано пророками, народ Израиля покается и примет своего Мессию и Царя. Только тогда Он вернется, чтобы установить Свое правление на земле.

В Его отсутствие самые близкие ученики, названные «апостолами», что значит «посланники», будут пред­ставлять его власть и будут свидетелями Его воскресения для всех людей. Им было дано пору­чение: призывать всех людей к покаянию для прощения грехов благодаря жертвенной смерти Иешуа Мессии.

Вернувшись в Иерусалим, Иешуа велел апостолам не уходить из города, но ожидать там сошествия Духа Святого, которое предсказывал Иоанн Предтеча и сам Иешуа (Деян. 1:4-8).21 Поскольку они считали, что излитие Святого Духа сопутствует установлению Царства Божьего на земле, то спросили: «Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» Но Иешуа отказался открыть им время своего возвращения; то было не их заботой. Вместо этого он сосредоточил внимание учеников на поручении, которое Дух Святой поможет им выполнить.

Приблизительно за десять дней до праздника Шавуот, Иешуа повел апостолов на восточный склон Масличной горы (Лук. 24:50-51; Деян. 1:9-12). Там Он поднял Свои руки и благословил учеников, и когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Изумленные люди наблюдали за тем, как Иешуа скрылся в облаках, как вдруг перед ними предстали два ангела, которые сказали: «Мужи галилейские! Что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иешуа, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо».

Вознесение Иешуа в небеса, таким образом, явилось обещанием Его будущего возвращения. Хотя Иешуа отказался открыть точное время Своего прихода и установления Царства, будущее было определенным. Он вернется точно так, как описывал пророк Даниил пришествие Сына Человеческого: «с облаками небесными» (Дан. 7:13-14). «Как Сын Человеческий, Иешуа дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему. Владычество Его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится!»

Ноам Хендрен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста заполните недостающую часть равенства. *