«Иметь» или «быть»?

Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. —  Павел нигде не говорил об отмене Закона. Наоборот. Он говорил, что его сораспятие Мессии случилось «по закону», т.е. в соответствии с Законом. И когда мы вспомним, что Павел говорил о детоводителе и полноте взросления, мы тоже поймем, что он просто не мог говорить об отмене Закона. Ибо человек достигает полноты, становится взрослым, именно тогда, когда усваивает то, в чем его воспитывали. То есть живет в соответствии с Законом, но уже не принуждаемый воспитателями, а движимый собственной природой.

На протяжении всего Послания, Павел говорил не об отмене Закона, а о том, что Закон не давал достижения праведности и чистоты. Обетование, дающее праведность и чистоту, пришло не как отмена Закона, а в полном соответствии с Законом.

Алекс Бленд, Комментарий к Посланию Галатам

«Иметь» или «быть»?

eaf3d9ce9bf828f6ebbc7f20a1754284«Человек дороже холста», — эта фраза принадлежит известному художнику Николаю Ге, и она была сказана в ответ на вопрос дочери Льва Толстого, Анны Толстой, зачем прерывать работу над шедевром, который останется в веках из-за незначительной беседы с каким-то человеком?  Множество людей приходило к художнику Николаю Ге в «Ясную Поляну», чтобы побеседовать с ним и получить помощь. Об этих беседах так  никто никогда и не узнал бы в отличие от полотен, которыми восхищается весь мир до сих пор. Только из воспоминаний Анны Толстой эта фраза и стала известна всем, как и стало известно и о времени, проведенном художником в «Ясной поляне», где Николай Ге подолгу жил и даже писал свои знаменитые картины, будучи дружен с Львом Толстым. Анна, дочка писателя Льва Толстого, пыталась понять, что движет художником, который всякий раз прерывает свою работу над картиной (даже если это был момент особого вдохновения) для того, чтобы помочь  незнакомым людям?

Flaubert-GiraudГюстав Флобер, автор «Госпожи Бовари» и «Воспитания чувств» известен не только своими шедеврами, но и своими терзаниями. «Человек – ничто; произведение – все». Эта фраза принадлежит Флоберу и отражает его миропонимание.  «Красота для него не была отвлеченным принципом, а конкретным предметом страсти, как золото для скупого и власть для честолюбца», — с глубоким сожалением писал о нем Дмитрий Мережковский. Сам Гюстав Флобер, глубоко страдая, признавался: «Больной, раздраженный, переживающий тысячи раз в день минуты страшного отчаяния, без жизни». Нечто похожее было свойственно и другому писателю, Владимиру Набокову, который откровенно написал о себе: «Прежде всего, я — писатель, а мой стиль – это все что у меня есть. Я – ничто».

Человеку свойственно свою ценность (или ценность других людей) приравнивать или даже ставить ниже «холста», всего того, что человек производит, любые человеческие «творения». Посредством этих «достижений» определять свою ценность, ценность своей личности, то, чего он «стоит».

Что же на самом деле является важным?  И это не отвлеченный вопрос, который кается только некоторых, «особо преуспевших» в некоторых областях, в том числе и в самоуничтожении. Это касается каждого человека, и избежать этого выбора не удалось еще никому. Это два способа миропонимания и два образа жизни. Два способа, по которым живет  каждый человек, отдает ли он отчет себе в этом или нет. Осознает ли он это, или нет. Способ «ИМЕТЬ» и, противоположный этому, — «БЫТЬ».

Пример жизни Николая Ге показывает, что для художника было важно «быть», и для него были важны люди вокруг него. Это вопрос, как  человек определяет себя, свою ценность, ценность своей жизни и того, что он делает.

Первый способ «ИМЕТЬ» — определяет свою ценность «посредством функции», через какое-то важное дело, которое он делает, и даже любое «доброе дело», любые достижения, по сути все, что человек имеет или представляет собой. И удивительна способность человека из всего, даже из самого доброго по своей сути, «святого», делать идолов. И для этого нужно совсем немного,  всего на всего, нужно сделать их целью своей жизни, поменять местами причину и следствие. Все остальное произойдет незаметно, само собой, только сместить фокус с Машеаха на то, что сделано и делается для Него. И происходит это очень естественно и незаметно для самого человека, не специально и не преднамеренно. И в этом случае жизнь потечет годами в неосознанном идолопоклонстве. Даже не замечая этого.  Иметь много достижений с точки зрения «дел», служения, усилий, и которые становятся некоторым «заменителем» общности с Всевышним. Все это  приносит некоторое удовлетворение, когда человек находится в постоянной деятельности для Бога, но… не восполняет пустоту, потому что при таком подходе невозможно общение с Господом, живое продвижение, развитие взаимоотношений с Ним.

Или же, если человеку открылось самое важное — «БЫТЬ», так как Творец сотворил его личность, и ценность ее выше всего, а Господь желает для себя много больше, чем любые «дары» для Него, Он желает  – нас самих, саму нашу личность. «Жить» — это иметь подлинную причастность к Всевышнему, где восприятие мира не рациональное, объектное, картезианское — «мыслю – следовательно, существую». А, скорее, — «чувствую, люблю, следовательно, существую» Мартина Бубера.  Если это так, и мы проводим жизнь по способу «быть», то и ценность людей, окружающих является неоспоримой, они становятся  интересными, любимыми и принятыми. Те же самые «добрые дела», являясь лишь следствием, а не целью,  в этом случае делаются естественно, и делать их, так же естественно, как дышать, и законы (ба хукотай) Его уже не становятся бременем.

«И если вы будете поступать по уставам Моим («бехукотай» — в Моих Уставах/Законах) и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, то Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастания свои, и дерева полевые дадут плод свой; и молотьба хлеба будет достигать у вас собирания винограда, собирание винограда будет достигать посева, и будете есть хлеб свой досыта, и будете жить на земле вашей безопасно».  (Книга Левит 26:3-5)

frankЗавершенная актуализация личности, ее раскрытие совершается лишь в  отношении к таинственно-загадочному моменту – «ТЫ», — писал С. Франк. Всякое восприятие «Ты» есть живая встреча с ним, скрещивание двух взоров.[1] В этом явлении совершается подлинное чудо: чудо взаимного самораскрытия.[2] Многие исследователи, богословы, теологи, психологи, например, Розеншток- Хюси, Розенцвейгер, Мартин Бубер, Бахтин, Семен Франк, Эрик Фромм признавали ценность и раскрытие личности осуществляющеюся только в диалоге с «Ты», другой личностью и Всевышнем.

Современные потребители определяют себя с помощью следующей формулы: «я есть то, чем я обладаю, и что я потребляю, что я сам делаю».

И это миропонимание распространяется и на общины верующих, как бы мы почувствовали себя, свою значимость, если бы вдруг лишились важного служения или признания и принятия других людей?  Что стало для меня столь же ценным, какими являются «золото для скупого и власть для честолюбца»?

«Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его». (Пс.111:1)

И самое главное здесь слово «Его», весь фокус на это, «жажду общения с НИМ, любящий Его и, следовательно, Его заповеди».

Каждый из нас, так или иначе, уже сделал этот выбор, незаметно для себя,   и в соответствии с этим проводит свою жизнь. Счастлив он или страдает,  определяется этим выбором, как проходит практическая духовная жизнь. Как проходит ежедневная практическая жизнь, которую никто не видит, наедине, в тайне. Как проходят те мгновения, которые не зафиксированы, которые проведены не на виду у всех? От чего мы получаем наибольшее удовлетворение?

«Иметь» или «быть» определяет способ наших взаимоотношений с Небесным Отцом. Это или непосредственная связь с Ним, или опосредованная, которая происходит не напрямую, а через что-то, что я даю Ему или делаю для Него. Это может быть что угодно, даже очень хорошее, любая прекрасная деятельность, но она занимает место  прямого общения с Ним. Причина и следствие не должны меняться местами.

«Да не будет иного бога пред Лицом Моим другого бога». Что мы делаем с этим, по сути своей, идолопоклонством? Проблема в том, что, иногда этот выбор предопределен, потому, что именно таким образом мы научены мыслить и воспринимать мир, потому, что так научили нас в школах, в институтах, мыслить именно так. Такое миропонимание стало таким естественным, настолько «своим», как часть нас самих, думать и воспринимать мир именно таким образом, как «иметь». Все  другое кажется непонятным, не принимается и кажется, что и так все находится в норме, и порой, даже непонятно, о чем идет речь. Чем может отличаться «иметь» от «быть»? Ведь и так мы «есть»! По способу «иметь», наша личность находится в центре, мы все время озабочены, что мы сделали, как продвинулись «духовно», и при этом думаем, как не быть эгоистами, но при таком способе миропонимания невозможно вырваться из этого «замкнутого круга» все время думать о себе, как не стать эгоистом. Но при этом, в центре мы сами и наши достижения, вокруг которых вращается жизнь, так как наш взор постоянно обращен на самих себя, а не на Него. Взор обращен на себя, страдающего и стремящегося, это тоже способ сделать из самого себя идола из самых благих побуждений.

Греческое мировоззрение способ миропонимания — «иметь», еврейское, которое прививал тысячелетиями Небесный Отец, – «быть» пред Лицом Его.  «Те, кто считает, что «иметь» является самой естественной категорией человеческого существования, будут, возможно, удивлены, узнав, что в древнееврейском языке, например, выражение «я имею» должно быть передано косвенной формой  («это относится ко мне»), — это отмечал  известный психолог Эрих Фромм. В самом языке, на которых написаны Писания, заложено то, что должно было формировать правильное миропонимания и, что является основой взаимоотношений с Всевышним. Взаимоотношений напрямую, когда человек видит себя без «достижений», а так, как видит и принимает, и любит его Небесный Отец. Потому что Он Един есть , и мы живые в Нем, пред «Лицом Его».

При существовании по «принципу обладания» мое отношение к миру выражается в стремлении сделать его объектом владения и обладания, в стремлении превратить все и всех, в том числе и самого себя, в объект, определенный и взвешенный, за которую «покупается» расположение Господа, достигается «святость». Это постоянное погружение в самоанализ, насколько я «святой», «достигший», неминуемо введет за собой сравнение с другими «не святыми», а это сравнение опять возвращает по замкнутому кругу в состояние не святости, и все «достижения» обнуляются, потому что уже размышления о собственной святости или не святости содержат  порочность. Павел писал: «Не думаю о себе никак» … Господу нужны наши дела не в первую очередь, тем более, что эти «дела» все равно не отдаются Ему, а остается нашим, хоть мы этого и не видим, потому что Он не принимает ничего нечистого, «нашего», то что было сделано для Него, но, то что Он сделал Сам в нас. Самой лучшей мотивацией является любовь к Нему и ближнему. Достижения же, сделанные «собственными силами, усилиями» производятся, когда даже собственная духовная жизнь оценивается нами со стороны, с точки зрения достижений и «духовного прогресса», зафиксированного и определенного. Мы все время находимся, как бы в проекции проекций, как в матрице, как бы в симулякре, о чем пишет Ж. Бодрийяр.

Противоположностью обладания является подлинная причастность к миру. Это способ общения с Ним «Я» — «ТЫ», где важны именно взаимоотношения. Такой способ объясняет загадочное, что такое «Находиться в Нем», «иметь общение с Ним», «быть на Лозе». В Новом Завете находим множество указаний на это и в тексте оригинала на греческом.

В «еврейских корнях», когда важнее взаимоотношения с Богом, и ТЫ сам ЕСТЬ живой в Нем, а все остальное прикладывается. Небесный Отец многие тысячелетия добивался этого от Своего народа. В этом контексте становится понятен  текст Нового Завета, слова Машиах, о том, чтобы искать прежде всего Царства Небесного, а все остальное приложится. Прежде всего, и важнее всего Царство Небесное, и мы в нем ЕСТЬ, через Связь с Ним, а остальное прикладывается и исполняется Его Духом, Которым живем в Нем.

Это случается, как Событие, когда «двое или трое собраны во Имя МОЕ» и осуществляется это СВЯЗЬ или ДИАЛОГ. «Во Имя МОЕ» — это такое состояние моей личности, где Я не определяется ничем в этом мире, ни через какую вещь, функцию, ни через принадлежность к чему бы то ни было в этом мире, ни через приверженность той или иной интеллектуальной позиции. Это когда мое «Я» определяется только через Его ИМЯ, через Его Личность, через принадлежность Ему.

 

                                                                                                   Ирина Апатова  

 

[1] Франк, 354

[2] Франк, 345