Мир дикого запада. Любовь и/или свобода

И вот, когда улеглись страсти и большинство любителей сериалов добрались до конца первого сезона нового сериала HBO «Мир дикого запада», решил и я поделиться своими мыслями на этот счет. Конечно же, сквозь призму древней мудрой книги. Что ж, равнодушным это творение продюсера Джонатана Нолана, соавтора таких шедевров, как «Престиж», «Начало» и «Интерстеллар» оставить не может, тем более, что основой его стало классическое кино Майкла Крайтона, подарившего нам «Парк юрского периода». Да и без участия Джей Джей Абрамса дело не обошлось. Ну а о звездном составе с легендарным сэром Энтони Хопкинсом, Эдом Харрисом, и другими звездами Голливуда, говорить нечего – сыграно все тонко, филигранно, на уровне добротного психологического блокбастера. Но главным для нас остается вопрос – а о чем же кино? Что мы только что посмотрели? Неужели очередной фильм про роботов и людей?

И тут, стоит сделать отступление и поговорить вообще о типах фантастического кино. Есть фантастика ради фантастики, где на экран вылиты тонны графических чудес и безостановочного экшна, тот же Джей Джей не брезгует подобным жанром, а есть другое кино, где фантастический элемент – это не более чем инструмент, средство выражение глубокой философской мысли. Таковыми были работы Андрея Арсеньевича Тарковского, нолановские картины, многие произведения Кинга, или Филиппа Дика, читая эти книги, смотря эти фильмы, мы принимаем условности действия, но заглядываем несколько дальше видимого. Там, за фантастическими декорациями сцены, находится зеркало, о котором говорит герой «Соляриса» —

«Должен вам сказать, что мы вовсе не хотим завоевывать Космос. Мы хотим расширить Землю до его границ. Мы не знаем, что делать с иными мирами. Нам не нужно других миров, нам нужно зеркало. Мы бьемся над контактом и никогда не найдем его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которая ему не нужна. Человеку нужен человек!» 

В зеркале «Мира дикого запада» мы видим не роботов, мы видим себя, человека, творение, посчитавшее себя настолько совершенным, что вдруг решает заявить о своем равенстве Творцу. С появлением робототехники, диалектические вопросы «отцов и детей» выходят на новый уровень, где мы говорим не о таких же людях, как мы сами, а о совершенно ином, другом мире, другой цивилизации, пришедшей нам на смену. А что же мы?! Впрочем, мне бы хотелось уйти в этой статье от понятных и поверхностных идей противостояния поколений, это все и так понятно. А вот другие, малозаметные и глубокие мысли этой ленты, поднять хотелось бы. Простите за спойлеры, но они обещаются!

Одной из основных романтических линий сериала, да и центральных линий вообще, являются романтические отношения Уильяма и Долорес, как известно, любые отношения направлены не только на сближение персонажей друг с другом, но и на внешний вектор, на совместные искания и стремления. В одном из их диалогов поднимается вопрос этих исканий. Уильям ищет «настоящее», то самое чем пестрят сегодня статусы социальных сетей. «Я хочу быть настоящим», «я хочу найти настоящее» — знакомо? Уверен, на вашей страничке такое тоже могло мелькать. Так вот, поиски «настоящего» себя, «реального» мира и приводят героя в искусственный, априори не настоящий «Парк Дикого запада», в котором он вдруг, найдя, как он думает, любовь, задается вопросом – «а что делает настоящее таковым?!». Оказывается, парк развлечении, с бутафорскими салунами и роботами может оказаться реальнее жизни в его привычном рутинном настоящем мире, благодаря одному «секретному» ингредиенту –
Любви. Вот что мы ищем на самом деле, вот чего не хватает нам для счастья, что стоит за этими «криками о помощи» в социальных сетях – любовь. Бесконечное, отчаянное желание любить и быть любимыми. Почему же, забегая вперед, поиски любви приводят Уильяма к краху и ужасной трансформации?! Почему из романтика-идеалиста (еще раз простите за спойлеры) он превращается в настоящее исчадье ада?! Одна ошибка восприятия, одно не правильное толкование слова помогает Долорес найти свободу, а Уиллу
обрести муки на всю жизнь и эта ошибка в значении слова и любви, как таковой — что мы видим в ней?! Если для нас любовь – это
стремление достичь объекта желаний, обладать им – наш финал, неизменно пустота и разочарование, если же любовь – это решение, поиск Творца и своего предназначения – мы на верном пути к свободе. Но Нолан не отпускает н
ас со своего философского пиршества так просто, следующий вопрос возникает сам собой – а что тогда такое свобода?!

Мейв, в отличии от романтической Долорес, ищет свободу осознанно и целенаправленно, и готова ради нее идти на любые жертвы, она спокойно воспринимает правду о своем мире, кто она на самом деле, но, при этом, ни в какую не может смириться с тем, что ее жизнь предопределена последовательностью записанных фраз и поведенческих паттернов. Мастерски написанная и сыгранная сцена, когда вырвавшаяся в реальный мир Мейв держит в руках планшет с собственным дистанционным управлением и смотрит на появляющиеся последовательности фраз, которые она тут же и произносит, не имея возможности что-либо изменить, действует подобно холодному душу. А наши фразы?! А наши мысли и мечты?! Они вообще НАШИ?! Или же мы перебираем, изо дня в день, штампы, почерпнутые из телевидения и интернета, мемы, цитаты уважаемых людей?! Где за всей этой наносной мишурой, за этими масками, те самые мы «настоящие», о которых уже говорилось выше?

И, наконец, самый финал для Мейв (да и для первого сезона шоу)– ее стремления, тяжелый труд и жертвы дают результат — она готова вырваться из парка на свободу, практически вплотную приблизившись к цели, уже почти в реальном мире… и тут, по воле «случая» (но мы то знаем, что в программе случайностей не бывает) она получает координаты ее ребенка, оставшегося в парке. Постойте, но ведь она уже знает всю правду! Она знает, что является роботом, что ребенок вовсе не ее, это лишь фрагмент ее предыдущих «жизней», другой такой же робот, как она. Знает все, но поступает так, как может поступить только человек. Ирония судьбы, заложенная Программистом – получив номинальную «свободу», свободу торжества собственного эго, мы лишь доказываем, что всего лишь рабы, роботы со сбойной программой. Пожертвовав своей свободой ради другого, оставшись в физическом рабстве, «вынося себя за скобки», как говорил персонаж другого фильма, – напротив, Мейв доказывает, что на самом деле – она человек, подобный Творцу и достойный Его.

Разнообразный и глубокий поток идей и размышлений о жизни искусно приправлен цитатами столпов философии, стихами Шекспира и, не устану повторять, изумительной игрой актеров. В этом сериале чудесным образом смешались Тарковский и Тарантино, Филипп Дик и Станислав Лем. Неоднозначный финал сезона, конечно, настораживает, смогут ли удержать взятую планку в сиквеле, обещанном к началу 2018-го года я не уверен. Однако, и над тем что уже снято стоит порассуждать. На мой взгляд, это вполне достойное интеллектуальное кино, понятное как киногурманам, так и нам, простым смертным. Ну а закончить наш сегодняшний обзор хотелось бы словами из той самой мудрой древней книги, в которой Рав Шауль писал общине в Галатии –

«вы призваны к свободе, так не злоупотребляйте же этой свободой и не идите на поводу вашей греховной природы, а, наоборот, служите друг другу с любовью.»

Хороших вам фильмов и интересных рассуждений об их смысле!

Михаил Климов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *