Пастухи и овцы (Александр Гольдберг)

В серии программ под названием «Нужна ли мне община» мы затронули один вопрос, обсудить который не успели: вопрос о еврейском, и особенно об израильском отношении к авторитетам. О том, насколько понятия о пастухах и овцах актуальны в израильской культуре. Задаём мы его по той причине, что сегодняшнее израильское общество культивирует совершенно не библейские, на первый взгляд, ценности. Или даже анти-библейские.

Ну, в самом деле, о чём говорят нам библейские образы овцы и пастуха? Прежде всего, о доверии и послушании. Овца – животное, по определению, безмозглое и безобидное. Настолько, что даже на заклание идёт совершенно спокойно. А вообще овца – если она, конечно, не паршивая овца – должна ходить за пастухом, и не задавать лишних вопросов. Пастух знает, что ей нужно, и ведёт её на злачные пажити, а также к водам тихим. Так пусть чинно идёт за ним и не мутит эти самые воды тихие. В лучшем случае пусть блеет «аминь» и «алилуйя». Только желательно вовремя и не слишком часто.

Что в этой схеме может быть самым большим нонсенсом? Овца, задающая пастуху вопросы о его компетентности. То есть считающая, что у неё тоже есть мозги и право голоса. Это с одной стороны. А с другой, что ценят израильтяне? Именно это. Независимость, уверенность в себе, самостоятельность, и активность. Готовность взглянуть на давно известные вещи под новым углом зрения, пересмотреть устоявшиеся подходы и стереотипы, бросить вызов статусу кво. Без этих качеств мы не смогли бы ни создать своё государство, ни сделать его «нацией старт-апов».

Только не подумайте, что я хочу присвоить еврейскому народу ту славу, которая принадлежит самому Господу – ни в коем случае. Конечно, я верю, что и за созданием, и за технологическими успехами современного Израиля стоит, в конечном счёте, Бог. Однако помимо сверхъестественных вмешательств в историю Господь зачастую действует и естественными путями, используя те или иные обстоятельства и человеческие качества. И в нашем случае речь идёт именно об этих качествах, которые выработались в нашем характере за столетия истории.

Итак, противоречие налицо. Евреи не любят быть овцами – в том числе и потому, что слишком часто в нашей истории мы становились овцами, обречёнными на заклание в самом прямом смысле этого слова. Последний раз это было не так давно – каких-то 70 лет тому назад, и сегодня ещё живы те, кто пережил ужасы Холокоста и был их свидетелем. Поэтому библейские образы доброго пастуха и кротких овечек, которых он ведёт за собой на злачные пажити, нас не вдохновляют.

Что же делать? Пойдут ли, при таком раскладе, коренные израильтяне в существующие мессианские общины? Или для того, чтобы они чувствовали себя комфортно среди нас, нам нужно изменить что-то в наших собраниях? Может быть, в структуре их управления? Если мы молимся о спасении Израиля не для галочки, а искренне, то эти вопросы не могут нас не волновать. Ведь, как уже было сказано, община – это не мелкое и несущественное дополнение к вере в Иешуа, а важнейшая часть жизни верующего. Итак, вопросы не праздные. Что же насчёт ответов?

Прежде всего о противоречии между библейскими и современными израильскими ценностями – реальное оно или мнимое? Действительно ли Писание ценит послушание так высоко, как иногда нам преподносят? Это с одной стороны. А с другой, всегда ли такие качества, как независимость суждений, инициатива и смелость бросить вызов существующим нормам однозначно плохи?

Послушание, действительно, представляется в Писании одной из главных добродетелей. Самая основная проблема народа Израиля в ТАНАХе – это непослушание. В этом грехе Бог обличает свой народ как через Моисея, так и через последующих пророков. Отсюда все беды. Новый Завет тоже призывает нас к послушанию, особенно в апостольских посланиях. Я даже не буду приводить никаких стихов – при желании вы сами найдёте их без труда, благо недостатка в таких стихах нет. Казалось бы, что тут обсуждать?

Чтобы предмет обсуждения стал яснее, давайте вспомним знаменитую притчу о блудном сыне. Это классическая иллюстрация того принципа, о котором Иешуа говорил очень часто: «первые будут последними, а последние – первыми». Старший сын, который говорит о себе, что никогда не преступал отцовского указания – то есть был идеально послушен ему – выходит в конце истории совершенно неправым. Младший же, который оскорбил отца, предал интересы семьи, разбазарил свою долю наследства и опустился ниже плинтуса, в конце концов снова принят в семью, да ещё как! Не тихонько, чтобы не дай Бог кто не услышал, а с фанфарами! В честь его возвращения устраивается грандиозный пир – отец велит заколоть целого телёнка. Что же это значит?

Значит это, что, при всей важности послушания, Бог ценит не всякое послушание, а лишь то, которое идёт от сердца, по доброй воле. Новый Завет называет его послушанием веры. Как написано в 13-й главе 1-го послания общине Коринфа, можно делать и говорить всё что угодно – проповедовать, совершать чудеса, пожертвовать не только имуществом, но и собственным телом. Но если всё это продиктовано не любовью, а какими-то другими мотивами, то это лишь религиозная показуха, которой грош цена.

Если бы Бог ценил послушание превыше всего, Он создал бы не людей, а роботов, и просто запрограммировал бы их на исполнение Его воли. Однако роботы Его не интересуют – потому что с ними не построишь отношений. Они могут всё сделать идеально, но неспособны думать, чувствовать, и сопереживать. Богу, который есть любовь, они не нужны. Он предпочитает иметь дело с нами – существами, очень далёкими от совершенства, но созданными в первую очередь для взаимоотношений.

На самом деле, внешнее послушание, продиктованное неверными мотивами, крайне опасно. Уже упомянутая притча о блудном сыне показывает, что можно быть послушным в делах, но при этом носить внутри себя, в своём сердце, горечь – ведь именно горечь звучит в обвинении, которое бросает отцу старший сын: «Я столько лет служу тебе…» Неудивительно, что он оскорбляется, когда отец радуется возвращению брата и не жалеет угощений на пиршества. Внешнее послушание, над которым он работал так усердно, вылилось в откровенную ненависть к собственной семье. Спрашивается, помогло оно ему или навредило? Вопрос, конечно, риторический.

Это что касается послушания. Теперь об инициативности, независимости суждений и смелости бросать вызов принятым нормам. Начнём с инициативности.

Среди верующих зачастую бытует представление о том, что в любом деле инициативу должен проявлять исключительно сам Господь. Пока Господь не скажет, мы – ни с места. Почему? Да потому, что мы сами по себе никто и ничто, и рыпаться без чётких и ясных инструкций – это проявлять непослушание. То есть, грешить. Поэтому первым делом надо молиться, искать воли Божьей, и лишь найдя её, действовать – но очень осторожно, как на минном поле: шаг влево или шаг вправо может быть последним.

Однако есть и другой взгляд на вещи. Заключается он в том, что, во-1-х, свою волю Бог уже открыл нам в Писании. Если мы его читаем и понимаем, то в принципе воля Божья нам уже известна. Во-2-х, следующее, что нам нужно узнать – это не воля Божья в общем смысле этого слова, то есть не Писание, а водительство Божье, то есть его воля о ситуациях, которые в Писании не оговорены. Например, в каком городе жить, какую профессию выбрать, с кем создать семью, и так далее. В 3-х, волю Божья такого рода можно узнать не только в ожидании видения или гласа с небес, но и в активном поиске. Ведь сама Библия говорит: «Испытывайте, что благоугодно Богу» (Еф. 5:10). Греческий глагол, стоящий в этом стихе, означает обнаруживать на опыте, то есть ставить эксперимент и делать выводы из его результатов. Экспериментировать и наблюдать, другими словами. Пробовать и смотреть, что получится.

Кто-то скажет: «Но это же метод проб и ошибок!» Совершенно верно. Может быть, вы не любите ошибаться? Я тоже. Но на самом деле это не страшно. Гордость, конечно, от ошибок немного пострадает, но это полезно и уж точно не страшно.

Хороший тому пример – история из 16 главы Деяний Апостолов. Павел со товарищи путешествует по городам Римской империи. Он призван проповедовать радостную весть о Иешуа – Бог сказал ему об этом очень ясно. Но где именно он должен проповедовать сегодня? В этом месяце? В этом году? Как это узнать? Читаем, что они думали об этом.

«Пройдя через Фригию и Галатийскую страну, они не были допущены Духом Святым проповедывать слово в Асии. Дойдя до Мисии, предпринимали идти в Вифинию; но Дух не допустил их. Миновав же Мисию, сошли они в Троаду. И было ночью видение Павлу: предстал некий муж, Македонянин, прося его и говоря: приди в Македонию и помоги нам. После сего видения, тотчас мы положили отправиться в Македонию, заключая, что призывал нас Господь благовествовать там» (Деян. 16:6-10).

Иешуа сказал Павлу «иди» — и он идёт. Пришёл в одно место, собрался там проповедовать – Святой Дух не позволил ему. Что он делает? Бросает якорь на три года, или пока Бог не проговорит ясно? Нет! Идёт дальше! Пришёл в другое место – там тоже Господь не позволяет. Что он делает? Идёт дальше! Приходит в третье место – там заночевали, и там Бог таки говорит ему. Каким именно образом, сейчас не так важно. Суть в том, что Павел получает водительство в пути, а не в ожидании. Почему? Потому что, как гласит русская пословица, под лежачий камень вода не течёт. Павел пытается нащупать водительство Божье, и у него всё в конце концов получается. Но не сразу. И если у него получилось только с третьего раза, то и нам не страшно ошибиться пару раз.

Страшны не ошибки, а страх, лень и пассивность, за которыми стоит неверие в Бога. Ярчайшее тому свидетельство – притча о талантах. Двое слуг, приумноживших доверенные им капиталы, сделали это, пустив деньги в оборот – в дело, в бизнес. Каждый из них удвоил полученное, то есть сделал 100% прибыль. А третий закопал их в землю – дескать, так целее будут. Хозяин сказал ему, что если он так боялся прогореть в бизнесе, нужно было хотя бы отдать деньги ростовщикам и получить на них хоть какой-то процент – в Риме в то время ростовщикам позволялось зарабатывать не более 12-ти процентов в год. Отсюда ясно, что уходя, он не говорил им, что именно делать – и понятно, почему: если им доверены такие немалые суммы – а талант был равен 6000 динариев, то есть оплате 17 лет работы – то понятно, что у этих людей должно было бы какое-то понимание того, как работать с деньгами.

Бог предпочитает иметь дело не с перфекционистами, которые не делают ни шагу без полной уверенности в том, что всё получится идеально, а с теми, кто искренне старается исполнить Его волю хотя бы в ограниченной мере, то есть очень несовершенно. Почему? Потому что Он сам уже совершенный, и собственного совершенства Ему вполне достаточно. От нас Он ожидает не совершенства, а доверия к себе, которое будет выражаться на деле. Самый отчаянный из 12-ти Апостолов, Пётр, вышел из лодки и ступил на воду. Что в этой истории самое ценное – то, что он потом засомневался и начал тонуть, или что осмелился попросить Иешуа повелеть ему идти по воде и потом вылез из лодки? По-моему, второе.

Итак, инициатива совсем не всегда автоматически означает непослушание Богу. Наоборот – послушание веры зачастую требует от нас инициативности – качества, которое многие верующие, к сожалению, не ценят по достоинству.

В следующей части мы поговорим о двух других качествах, которые сильны в израильтянах, но многим кажутся совершенно анти-библейскими – о независимости суждений и смелости бросать вызов существующим нормам. Спасибо. Шалом.

Александр Гольдберг

один из директоров центра
по изучению Библии и иудаизма
им. П. Каспари

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *