Пастухи и овцы. Часть 2 (Александр Гольдберг)

Первая часть — по этой ссылке.

Израильтяне не любят быть овцами. Они инициативные, независимые в суждениях и всегда готовы бросить вызов существующим нормам. Могут ли такие люди влиться в существующие мессианские общины?

В прошлый раз мы говорили о том, что инициативность – совсем не всегда от дьявола. Да, в ТАНАХе есть примеры людей, которые хотели как лучше, а получалось как всегда – то есть очень плохо. Надав и Авиуд принесли так называемый чуждый огонь – сделали то, чего Господь не просил. И поплатились. Человек по имени Оза схватил наклонившийся ковчег завета, который вот вот упал бы, и поплатился. И так далее. Все эти люди так или иначе нарушали волю Божью, причём сознательно. У них не было должного почтения к Богу. И конечно, они столкнулись с судом Божьим. Эти истории внушают страх.

Иметь страх Божий – это вполне нормально. Если Бог ясно очертил рамки, внутри которых нам следует жить и служить Ему, то сознательно выходить за эти рамки очень глупо и опасно. Это грех, и он повлечёт последствия, причём неприятные. Они будут, раньше или позже. Лучше раньше, чем позже, чтобы мы смогли раскаяться. Но если мы понимаем, где эти рамки находятся, и ищем волю Божью внутри них со всем почтением к Богу, нам не нужно трястись от страха. Мы можем находиться в рамках общей, так сказать, воли Божьей, и свободно искать Его волю конкретно о нас. Как именно? По-разному, в том числе экспериментируя. Действуя методом проб и ошибок. Не грехов, а именно ошибок. Внутри этих рамок наша личная инициатива как раз-таки приветствуется и совершенно необходима. Грехом будет её отсутствие, а не проявление, как мы видели в прошлый раз на примере притчи о талантах. Итак, что касается инициативности, то она сама по себе проблемой не является – совсем наоборот.

Далее по нашему списку – независимость суждения. Израильтяне получают удовольствие, не соглашаясь и споря. Дискуссия – это совершенно нормальный стиль общения для нас. В отличие от многих других культур, он не пугает нас — наоборот. Мы приветствуем несогласие с нашей точкой зрения – если, конечно, у собеседника кроме желания поспорить есть ещё и аргументы. Почему? Потому что мы ценим умение обосновать свои взгляды.

Однако не является ли это всего лишь навсего замаскированной страстью к словопрениям, которую Писание осуждает? Да, споры ради споров – это нездорово. Но если человек искренне пытается понять истину и не готов принимать на веру всё, что ему говорят другие – пусть даже руководители общин – плохо ли это? Неужели наша роль на собрании состоит только в том, чтобы класть деньги в корзину для пожертвований и кричать «аминь» в нужный момент? Конечно, такая паства может быть очень удобна, но вопрос – кому? Как характеризует такая паства своего пастуха? Комплимент ли это для него – такие овцы? Или же позор, потому что этот пастух фактически является не пастырем, а лидером секты? Вот что сказал об этом известный английский богослов и пастор Чарльз Сперджен, которого в свое время называли королём проповедников:

«Мне было бы отвратительно руководить людьми, которым нечего сказать, или которые, имея что сказать, предпочитают молчать, потому что их пастор – первая скрипка, а они – лишь простые прихожане, никто. Я предпочту быть лидером шести свободных людей, искренняя любовь которых является единственным основанием моей власти над ними, чем разыгрывать из себя господина порабощённых наций.
Что может быть благороднее роли духовного отца, который не притязает на власть, но пользуется всеобщим уважением? Слово которого даётся лишь как мягкий совет, но принимается людьми со всем послушанием, как закон? Справляясь о желаниях других людей, он обнаруживает, что они с радостью готовы подчиниться ему. Действуя с любовью, твёрдостью, благодатью и чувствительностью, он – глава всех, потому что он слуга всех. Не нужна ли на это мудрость свыше? … Братья, наша система не будет работать без Духа Божьего, и я рад этому, потому что её поломки привлекают наше внимание к тому факту, что Духа нет среди нас. Наша система никогда не задумывалась ради того, чтобы прославлять священников и пасторов, она предназначена для другой цели: воспитывать верующих, которые не будут удовлетворяться верой, предложенной им к употреблению в уже совершенно готовом виде».    (Цитата из книги «Лекции моим студентам»)

Насколько этот подход библейский? Что же, оцените сами с помощью Библии. В книге Деяний Апостолов Павел со спутниками посещает разные города Римской империи. В 17 главе говорится о его визите в город Верия, или Берия. Тамошние евреи выслушали его внимательно, но не только.

Люди здесь оказались более открытыми, чем в Фессалонике. Они с полной готовностью приняли Весть и целыми днями исследовали Писание, проверяя, верно ли говорит Павел. Многие из них поверили, поверило также немало знатных греческих женщин и мужчин. (Деян. 17:11-12).

Греческий глагол, который здесь переведён как «исследовали», это «анакрено». Он означает «разбирать вдоль и поперёк, внимательно и тщательно расследовать, как в судебном процессе, пытаться познать природу чего-либо или истину путём тщательного изучения, оценки и вывода». Вот как отреагировали на весть Павла люди в той синагоге. Причём они проверяли его слова на их соответствие Писанию целыми днями. До тех пор, пока многие из них не убедились в их истинности. Причём обратите внимание на то, что Лука отзывается о них очень хорошо – он называет их открытыми. По сравнению с евреями города Фессалоники, эти товарищи в Берее были просто мечтой проповедника. Во всяком случае, такого проповедника, как Павел. Если же такая аудитория кажется какому-то проповеднику не мечтой, а кошмарным сном, то тем хуже для проповедника!

В предыдущей программе мы говорили о том, что Богу важно не любое послушание, а лишь то, которое идёт от сердца. Точно так же, Господу не нужны попугаи, которые выучили определённые фразы и выработали на них условно-рефлекторную реакцию в виде возгласа «аминь», но не пропустили их через собственный разум и не выстрадали их смысл.

Почему мы иногда ведём себя как попугаи? То есть просто повторяем какие-то вещи, которых до конца не понимаем? Потому что одно из наших самых больших желаний – это быть любимыми. А в случае общины это означает быть принятыми. Быть своими. Ну, а поскольку община строится на определённой вере, быть своим означает также верить во всё то, во что верят члены общины. И подсознательно мы понимаем, что если мы с чем-то не согласны или чего-то не понимаем, то лучше держать эти вещи при себе и не говорить о них вслух – а то сочтут глупым, неверующим или, хуже всего, диссидентом. Чужаком. И будут смотреть косо и шептаться. И пойдут пересуды… а этого мы уж точно не хотим. Поэтому мы усваиваем какие-то групповые повадки, так сказать – специфический язык, которым здесь говорят, манеры поведения, дресс код, и также то, во что тут верят.

Писание призывает нас к единству, в том числе к единству в мыслях, причём призывает неоднократно – этот призыв есть трижды в посланиях Павла, а также в 1-м послании Петра. И понятно – если жизнь наших общин должна, по замыслу Божьему, быть продолжением Его собственной жизни, то среди нас должно быть единство на всех уровнях. Однако это не колхозное единство – в него нельзя загонять людей силой, как в 30-е годы прошлого века коммунисты силой загоняли крестьян в колхозы. Поэтому несмотря на все призывы к единству, в Новом Завете мы находим также и другие стихи.

Прежде всего, слова Павла в 3-й главе послания к общине города Филиппы: «Кто из нас совершен, так должен мыслить; если же вы о чем иначе мыслите, то и это Бог вам откроет» (Фил. 3:15). Здесь есть два момента. Во-1-х, Павел говорит, какой строй мыслей свидетельствует о духовной зрелости. Зрелого верующего можно узнать по тому, как он относится к некоторым вещам – к каким именно, можно увидеть, читая 3-ю главу с самого начала. Зрелость проявляется по-разному, в том числе и в мышлении. Во-2-х, он говорит замечательные слова: если вы о чём-то думаете иначе – Бог вам и это откроет. Для него не проблема, что кто-то ещё не пришёл к тому пониманию вещей, которое есть у него самого. Он понимает, что каждый человек находится в своей уникальной ситуации, что у каждого свой индивидуальный путь с Иешуа, и на достижение зрелости нужно время. Причём время не мёртвое, а живое, наполненное опытом, свободным и самостоятельным поиском, а не конформизмом, то есть попытками втиснуться в группу и сидеть там, не высовываясь, чтобы кто чего не подумал. Павел совершенно не переживает по поводу того, что у кого-то может быть мнение, отличное от его – или другой взгляд на вещи. Ничего – Бог вам это в своё время откроет, говорит он. Почему он так спокоен насчёт этого? Потому что он не строит собственное царство. Он понимает, что его собственная роль лишь в том, чтобы насаждать и поливать, а уж взращивать посаженное будет сам Бог. Я думал об этом недавно, слушая одного своего друга. Он рассказывал о своей общине, в которой служит старейшиной под началом пастора. Мне очень понравился один из его комплиментов этому человеку – мой друг сказал, что для него не проблема, если кто-то в общине не соглашается с ним.

Есть и другие причины, по которым мы иногда предпочитаем не исследовать вещи самостоятельно, а удовлетворяться готовыми формулами, которые нам предлагает кто угодно – пастор, учитель, Папа Римский, учебник богословия, и другие авторитеты. Прежде всего, конечно, время – точнее, его отсутствие. Ведь те товарищи в Берее потратили немалое время на тщательную проверку всего того, что им проповедовал Павел. Вероятно, они были люди не бедные, и имели достаточно свободного времени на то, чтобы копаться в Писании. Многие из нас считают это роскошью и думают: «У богатых свои причуды. А мне надо хлеб зарабатывать, семью кормить». Кроме этого, есть ещё и лень, и неуверенность в себе – дескать, кто я такой, чтобы самостоятельно докапываться до истины.

Причин и отговорок можно найти массу, было бы желание. Ключевой вопрос – это, на мой взгляд, понимаем ли мы, насколько важна вера, и берём ли на себя полноту ответственности за то, во что верим. Если вера – нечто второстепенное, то можно доверить свои убеждения кому-то другому. Но если вера важна, или даже жизненно важна, то разумнее и взрослее решить, что я, и только я, несу полноту ответственности за то, что думаю о Боге и жизни с ним. Что я не имею права припевать хором и шагать в ногу просто ради единства, когда внутри меня есть вопросы, сомнения или просто готовые ответы, которые я когда-то проглотил, не думая. Разумнее молиться и просить Бога помочь мне придти к моим собственным выводам – пускай не на 100 процентов согласующимся с религией мейнстрима, но тем не менее моим.

Возможно, в этом месте кто-то скажет, что так можно и в ересь уйти, и вообще веру потерять. Да, можно. Но я призываю к оголтелому индивидуализму и не к несогласию с тем, во что верят все, а только к одному: к ответственному, личному, самостоятельному осмыслению нашей общей веры. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Спасибо. Шалом.

Александр Гольдберг

один из директоров центра
по изучению Библии и иудаизма
им. П. Каспари

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *